«Важно понимать пространство целиком»
 / Фото: We Made That

На неделе Института «Стрелка» в Санкт-Петербурге основательница бюро We Made That Холли Льюис прочла лекцию «Реконструкция сообществ. Британский подход к общественным пространствам». Мослента публикует с сокращениями ее текст и сессию вопросов-ответов, состоявшуюся после выступления Холли.

Урбанизация в Лондоне

Холли Льюис: Я хочу рассказать вам немного больше о контексте, о том, как развивается ситуация с урбанизацией в Лондоне. Во-первых, нам нужно больше домов. Их не хватает, а те, которые существуют, невероятно дороги, и никто не может себе позволить их купить. Очень дорого стоит построить дом. Если люди их строят, то все квартиры раскупают или берут в аренду – люди делают огромные деньги. Поэтому из-за нехватки жилья сейчас актуальное время для того, чтобы развивать город.

Что здесь интересного. Власти показывают на то, какие пространства и районы мы должны развивать. Интересный момент: эти зоны как раз совпадают с теми местами, где наблюдается высокая безработица в Лондоне. (...)

C9d9840ab0cf8741327b4ccd325a8b1472d663ab
Фото: Matt Cardy / Getty Images

В центре не так много предложений, но все-таки они существует. В целом можно сказать, что в городе таких зон очень много, но используются они очень мало. В теории это нормально. Потому что мы знаем, как работает экономика – она идет то вверх, то вниз. Люди работают на разных работах. Меньше производства. Люди больше работают в сфере сервиса. Мы все понимаем, что, возможно, в Лондоне слишком большое количество промышленных площадок. Возможно, мы можем избавиться от них и построить там жилье. Это нормально. (...)

Если оценивать новые исследования по Лондону, то возникают вопросы: люди должны работать не в Лондоне, а где-то в другом месте, переехать за границу города? Больше транспортных средств будут возить еду, людей, одежду, товары в Лондон, потому что здесь больше ничего не будет производиться? Мы не знаем, мы не уверены.

Но что мы знаем: есть огромный спрос и на жилье, и на бывшие промышленные площадки. Если мы можем их изменить, превратить в жилье, то это хорошо. Очень сложно понять, как изменить эти пространства. Если вы работаете, у вас бизнес в этих зонах, там очень сложно работать. Бизнес закрывается, люди уходят. Люди, которые живут или работают в этих областях, сталкиваются с большими проблемами. Лондон получил такое количество бывших промышленных площадок в 2017 году, мы думали, что столько появится только в 2021 году. Они есть уже сейчас.

Пример Charlton Riverside

Посмотрим на промзоны Лондона, чтобы вы лучше их понимали. Один из районов – это Charlton Riverside, набережная реки. Область, где собираются построить многие тысячи квадратных метров жилья. Это бывшая промзона. В данном случае, местное правительство попросило нас провести исследование и понять это место во всех деталях: что здесь хорошо, что здесь плохо – и определить, как мы можем использовать эту территорию в будущем, а не просто говорить о том, что это потерянная земля, которая никому не нужна.

Здесь можно разместить много разных предприятий и получить работу. Но большинство людей представляют эту зону такой: высокие заборы, все вокруг серое, грязное, какие-то большие автомобили, техника, много что заброшено, наблюдается упадок.

A0c80bf8f7b3b41cdd37198cfce0292fe9b7d2fe
Фото: Kleon3 / Wikimedia

И мы сталкиваемся с проблемой: получается, что нужно строить жилье там, где люди не хотят жить? Построить парк тоже очень сложно. Происходит такая тенденция: вокруг Лондона земли активно контролируются, а что происходит внутри города - не совсем. Может быть, правительству все равно.

Мы посмотрели, какие бизнесы располагаются в этой области, сколько людей здесь работают, чем они занимаются, откуда приехали. Мы даже познакомились с ними, и обнаружили, что здесь шесть тысяч рабочих мест. Это художники, люди, которые чинят автомобили. Здесь и живут, и школы есть. Здесь огромное количество наследия. И если мы просто будем смотреть на это пространство, как только на неприятную бывшую промзону, то мы не совсем поймем, что на самом деле происходит внутри.

Здесь мы видим и жилье. Жилье, которое как бы возвышается над этими областями Лондона. Сюда люди привносят деньги, здесь образуются новые рабочие места. Но кажется, что здесь очень странные отношения между жильем и промышленной зоной. Здесь находятся бывшие заводы, где производили бетон. Если нам необходимо что-то строить, то бетонные заводы, конечно, нужны. Но это не идеальные отношение между жильем и промзоной. Получается, они находятся слишком близко друг к другу.

Нам нужно более внимательно подходить к этому вопросу и думать о том, как мы строим в городе и как мы развиваем город. Помимо этого мы знаем, что Лондон постоянно растет и требуются такие площадки, как склады онлайн-супермаркетов. Мы все покупаем в интернете и все нужно доставлять. Даже если мы хотим доставить свежую буханку хлеба, мы можем заказать ее в интернете, и она приходит к нам свежей и еще тепленькой. Такие площадки нам нужны.

D1eddb6cb5b586b86b45d24ca7efe842a5621a6a
Фото: Михаил Мокрушин / Strelka

Холли Льюис

Существуют целые супермаркеты в режиме онлайн, и они также нуждаются в складских помещениях. Это тоже прекрасные работодатели. Тысячи людей работают на таких складских помещениях. Если у вас есть такой склад в районе, то люди могут с легкостью здесь работать. Это, как правило, люди с не слишком высоким образованием. Такие проекты важны для развития города, потому что они приносят преимущества жителям.

Пример территории вокруг Олимпийского парка

Сейчас хочу перейти к нашему следующему проекту. Итак, мы сначала понимаем контекст, экономическую важность таких зон для нас. Как выяснилось, она чрезвычайно высока. Также мы поняли, что есть отношения не только между экономикой, которая связана с этим местом, но и с характером. Речь от атмосфере того, что происходит на этих площадках. Она может быть очень особенная, очень полезная для того, чтобы понять, как спроектировать эту область в будущем.

Мы провели еще одно исследование в Восточной части Лондона, вокруг Олимпийского парка. Нас попросили проанализировать этот район с точки зрения экономической составляющей. Он нуждается в регенерации, в новых школах, парках и домах. Это очень-очень большая зона, которая требует перемен.

Здесь есть опасность того, что мы можем забыть о ценности, которая уже существует. Тогда нововведения могут оказаться не хорошими. Мы потратили много времени на то, чтобы просто погулять по этой части города, пообщаться с людьми, попытаться зайти за закрытые двери и понять, что происходит в этом месте.

Хороший пример расположенного здесь производства - завод, который называется Algha Works – это многоэтажное здание, где производят очень красивые оправы для очков. Здесь работает много людей. Но интересны не только такие виды деятельности. Интересно, что в ходе развития в этой части Лондона сосредоточилось огромное количество художников и творческих людей. Здесь довольно-таки дешевые здания, где можно жить и работать, а это привлекает молодых художников.

069221678c5f81f4f8b224060a58f7b2c22bc81e
Фото: Anthony Charlton / Olympic Delivery Authority / Getty Images

Для многих организаций, которые пытаются создать бизнес, по сути, с нуля, такие здания очень важны. Именно они им нужны , чтобы убедить инвесторов в том вкладывать деньги в эти регионы и рассказывать людям о том, как хорошо жить в таких районах.

Это все ингредиенты, которые делают места очень ценными. Мы всегда видим это в наших проектах. Мы пытаемся удостовериться в том, что наши проекты максимально соответствуют генетике места, что они строятся на каком-то основании, которое уже существует в этом районе. Пытаемся захватить, понять дух, атмосферу места. Это мне кажется очень важным.

Когда мы занимались этим анализом, мы потратили довольно много времени на то, чтобы понять, что происходит за закрытыми дверями, чем люди живут, как они общаются. Мы обнаружили, что здесь находятся очень много бизнесов, связанных с продуктами питания, напитками: пивоварня, производство джина, два производителя безалкогольных напитков, один из них использует фрукты, которые поступают с оптовой базы, находящейся неподалеку. Есть много маленьких кафе.

То есть очень много интересных вещей уже происходят на этом месте. Это не просто какие-то скрытые площадки, они находятся прямо на улице. У некоторых кафе или площадок есть прекрасные вечеринки. У них есть свои кафе, выходы на террасу и там всегда что-то происходит. Так что это не просто какие-то избитые сетевые заведения. Это какие-то интересные кафе, которые вы можете найти только в этом районе.

Помимо этого мы нашли интересные отношения между бизнесом. Иногда они покупают вместе дорогое оборудование, потому что поодиночке не могут себе это позволить, или вместе берут в аренду, например, грузовики, потому что маленький бизнес не может себе позволить купить грузовик – он просто берет его в аренду.

D13fd33a409b6552705a62aabb5fd4c843163591
Фото: Михаил Мокрушин / Strelka

Таким образом, мы должны принимать во внимание не только пространственные отношения между зданиями, которые уже существуют на площадке, но и то, как люди там общаются между собой. Это совершенно новая область, в которой наблюдается реорганизация и на которую фокусируется правительство.

Есть совершенно разные площадки, они все связаны каким-то образом между собой. Иногда это одна пивоварня. Иногда это компании, которые производят соки. Они расширяются и могут занять еще, например, два или три здания. Важно все это понимать и принимать во внимание, когда мы работаем на новых площадках.

Такое исследование стало часть большого мастер-плана, который вот-вот утвердят. Когда мы говорим о вопросах безработицы, то необходимо проводить такие анализы. Я думаю, что экономика в таком районе будет продолжаться, причем в интересном направлении. У нее будет свой характер – это растущий бизнес. Чтобы не вышло так, что из промзоны получается просто жилье и больше ничего, и оно при этом ничем не отличается от других районов.

Состоявшиеся проекты: Блэк-Хорс-лейн

Достаточно с исследованиями, закончили с ними. Думаю, вам будет интересно узнать про проекты, над которыми мы работали, и которые состоялись. Блэк-Хорс-лейн находится в Восточной части Лондона. Довольно типичный пример того, как развиваются промышленные зоны города. Это стратегически важная площадка. Но, как правило, все выглядит как одноэтажный склад. Здесь нет каких-то красивых каменных зданий. У нас все намного проще и меньше. Здесь вы можете увидеть, какие существуют планы на развитие области. Местное правительство хочет построить 500 новых домов, организовать более тысячи рабочих мест. Я не знаю, как насчет Санкт-Петербурга – ваши здания такие высокие и плотно застроенные, – но для Лондона это очень много. Вот какой план мы разработали вместе с местными властями, чтобы власти Лондона также понимали, как будет развиваться этот район, как будут его финансировать. Потому что, в конечном счете, финансирование не только районное, но и на городском уровне должны понимать, как будет развиваться территория.

52173deed04ab7d57ebbfef705217b88362f3066
Фото: Blackhorse Lane Ateliers

Еще один проект, о котором я хочу вам рассказать, предварил все наши следующие проекты. Местные власти попросили нас подумать о сложных вопросах. Здесь есть дорога, которая проходит прямо здесь – это Блэк-Хорс-лейн. Нас попросили подумать о функциональных вопросах этой области, как сделать навигацию. Потому что люди не могли понять, куда идти, куда поворачивать, так как часто в одном большом здании бывает пять входов. Люди заходят в здание, не могут найти выход. Все путались, не понимали, куда идти. Это был как лабиринт.

Были функциональные проблемы, но помимо этого была проблема восприятия. Это область, которая использовалась по разным целям. Здесь, например, находились жилые дома, кусочек промзоны, большое зеленое пространство. Можно сказать, что пространство разделено на секции. Еще там есть совсем немножко магазинов и станция подземного метро. Так что в этом районе наблюдаются очень интересные секции.

Власти знали, что эта дорога выглядит не очень приятно. Здесь находится бывшая промзона, выглядит не очень хорошо. Инвесторы не хотели вкладывать сюда деньги. Они приходили, смотрели, им не нравилось, и деньги вкладывались в другие районы. Поэтому все касается конкуренции за финансирование в Лондоне.

Нас попросили разработать проект будущего развития территории. Здесь было и улучшение общественных пространств, и улучшение вида промышленной зоны, и развитие магазинов, и как мы можем включить все это в общий план развития территории.

Мы сделали простые вещи. Потому что если вы не можете понять, куда идти, то нет ничего лучше, чем большая вывеска, чтобы вы понимали – вы находитесь вот здесь. Люди часто проезжали мимо, не понимая, мимо какого здания проезжают.

Также мы сделали вывески, чтобы можно было понимать, куда вы двигаетесь. Очень простая вывеска, карта, простые названия, все показано разными цветами. Если вы не понимаете, куда идти, то хотя бы помните, что в прошлый раз шли в зону, показанную красным или синим цветом.

74fc4e631d4cada0ea589ddd2fefbb8993f0d431
Фото: Михаил Мокрушин / Strelka

Здесь, может быть, сложно понять отличия. Но если бы вы увидели, как эта область выглядела раньше, то поняли бы, что она выглядела по-другому. Мы улучшали общественные пространства, делали разметку на дороге. Теперь там появилась специальная зона для велосипедистов, а раньше в этом пространстве могли находиться только машины и пешеходы.

Часы с надписью «Блэк-Хорс-лейн» стали символом нашего района. Мы их выставили, они сначала не работали, люди возмущались. Так что все про эти часы, в конечном счете, узнали. Сейчас они работают, все нормально.

Там огромное количество магазинов. Тот же подход: топографика, различные цвета. Мы работаем с каждым отдельным владельцем бизнеса, делаем предложение, как улучшить идентику места. Людям здесь приходилось непросто, они не знали, как заработать деньги. Сейчас они получили финансирование от правительства – 10 тысяч фунтов. Может быть, это небольшая сумма для Лондона, но для такого маленького бизнеса это большая сумма.

У маленьких точек была возможность улучшить своим торговые площади, сделать дизайн-проект. С ними работали не только дизайнеры, но и урбанисты, и люди, которые в целом занимались развитием этой территории.

Возьмем маленькие места, где можно остановиться, купить еды. Часто достаточно просто немножко улучшить образ этой точки, сделать вращающуюся вывеску, поставить столики, стулья. Люди будут приходить, сидеть, наслаждаться едой, общаться и это сделает территорию более привлекательной. Сюда придут люди, которые раньше сюда не приходили.

Это отношение между тем, что вы можете сделать физически и тем, какие экономические и социальные последствия имеют ваши действия. Иногда мы говорим о том, что есть hardware и software, как «железо» и программное обеспечение. Мы не только дизайнеры, не хотим заниматься только физическими вопросами, только «железом». Мы хотим думать и о так называемом программном обеспечении, то есть software – каких-то «мягких» навыках, отношениях между людьми.

07098b7b7b4006f59f33c7161920a75434f7c93c
Фото: Михаил Мокрушин / Strelka

Мы думаем, что важно понимать пространство целиком. Это непросто для нас. Мы создаем территории, места, это не просто проработка проекта. Это понимание социальной, экономической составляющей ваших действий.

Итак, мы знали, что есть физические воздействия. Но также мы хотели оценить то, что происходит сейчас в этой промзоне. Поэтому пригласили фотографа из Швейцарии, его зовут Томас. Он сделал, скажем так, портрет работающего бизнеса Capital Granite – компании, которая делает столешницы для кухонь. (...)

У Томаса очень острый взгляд. Он сделал серию фотографий в каждом складском помещении, рассказал о том, откуда этот гранит поступает, как эти столешницы делают. (...)

Также мы сделали билборды. Блэк-Хорс-лейн – это здорово. Может быть, вы не знали, думали, что здесь только промзона, а на самом деле это потрясающее место. Смотрите, сколько у нас всего хорошего происходит, у нас есть разные ателье.

Эти фотографии мы расположили на нашем сайте, сайте о бизнесе в нашем районе. Таким образом, мы, по сути, создали ассоциацию бизнеса. Потому что люди общаются друг с другом, и они продолжают общаться друг с другом, хотя мы уже, скажем так, вышли из этого проекта. Правительство также продолжает следить за развитием территории при помощи этого интернет-сайта.

Наша идея заключалась не в том, чтобы просто прийти, разрисовать стены, сделать их более красивыми и уйти. Мы хотели дать людям возможность жить и работать в более красивом месте, в котором они смогут еще и лучше общаться друг с другом, и будет какое-то развитие на будущее.

Также Совет, наше правительство профинансировало ателье Блэк-Хорс-лейна. Мы провели семинары, когда только открылись. Это семинар по созданию вывесок. Все места были проданы. Это прекрасная возможность для людей, живущих в этом районе, физически попробовать какие-то вещи, попробовать своими руками что-то сделать, познакомиться с тем, чем занимаются бизнесмены и художники в этой области, и таким образом раскрыть скрытую красоту.

9ff629923a3f403dbbf11f3aca0c4d437b51aae6
Фото: Blackhorse Lane Ateliers

Все это развилось в будущем. Мы создали документ, который называется «Блэк-Хорс-лейн, пространство креативных предприятий». Таким образом удалось показать, что это область, в которой активно развивается кластер, что-то постоянно происходит, развиваются экономические стратегии, у предпринимателей есть налоговые послабления – это привлекает бизнесменов. Также есть и интересные места для работы, потому что бизнесмены получают помещение большего пространства, чем в других районах Лондона, и с удовольствием сюда приходят.

Помимо этого есть пакет финансирования, который идет на строительство нового жилья. Все связано между собой. Благодаря таким стратегиям и политикам мы видим, что сейчас Блэк-Хорс-лейн – это место привлекательное для бизнеса. Здесь выращивают овощи и фрукты, создают настоящую джинсу на старых станках – это очень круто.

Никто не призывал людей сюда приходить. Просто это все стало развиваться так само собой. Сейчас это стало настоящим кластером креативных профессий, а раньше это была просто промзона.

Если раньше бизнесмены сюда не приходили, то сейчас они здесь работают. Раньше инвесторы тут ничего не хотели финансировать, а сейчас они понимают, что здесь появляются новые рабочие места, можно строить новое жилье. Поэтому область стала более успешной. Она отличается от других, у нее есть свой собственный характер.

Создание супермиксов

Можем посмотреть на то, как выглядит будущее Лондона. Мы думаем об этом, о трудоустройстве в городе, и у нас есть кое-какие идеи. Одна из них заключается в создании так называемых, супермиксов. Возьмем иллюстрацию из газеты, которую мы публикуем. Мы публикуем схему района: здесь находится наша студия, здесь пекарня, здесь пивоварня, а здесь человек, который чинит старые фотоаппараты, люди к нему приезжают со всего Лондона. У этого пространства совершенно разные функции: также на ней находятся кафе, офисы, люди торгуют, работают вместе. Мне кажется, это потрясающее место.

Недалеко находится жилье. Мы не видим никакого конфликта между тем, чем занимаемся мы и что нужно им. Мы и они существуем рядом, дополняем друг друга. В этом месте процветает много разного бизнеса. В течение дня мы активно работаем, а по ночам все тихо, люди могут спокойно спать. Поэтому с экономической точки зрения проект получился успешным.

C0ceb386b3caef9d52d4220942f0e14a920e8029
Изображение: We Made That

Мы написали статью о супермиксе: для этого пообщались с архитекторами, с людьми, создающими стратегию развития места, с разработчиками. Спрашивали их о том, почему мы не развиваем такие территории в Лондоне. Иногда это стоит не слишком дорого.

Почему же мы не создаем новые рабочие места в таком плотном пространстве? Можно реабилитировать уже существующие здания или создавать что-то новое. Мне кажется, в Лондоне такое большое количество бывших промышленных площадок, что было бы здорово их реконструировать. У нас есть наметки на будущее, но иногда бывает так, что девелоперы даже не думают о каких-то районах. Они привыкли просто зарабатывать большие деньги, и это нормально. Поэтому мы продвигаем идею того, что местные власти должны нас поддерживать и поддерживать такое развитие в будущем. Потому что есть намного больше возможностей для создания рабочих мест. Есть возможности для людей работать в креативной сфере, а не просто где-то в офисе. (...)

Я говорю о том, что у нас есть идеи на будущее, и это не только наши собственные мысли, это в том числе и мнения других экспертов. Мы делимся этими идеями с нашими клиентами, сотрудничаем с корпорациями по развитию Лондона.

Как мы можем строить новые площадки для создания рабочих мест? Ведь что мы занимаемся не только жильем. Есть очень много девелоперов, которые занимаются именно строительством жилых помещений, но не так много девелоперов, которые готовы создавать новые рабочие места.

Мы помогаем создавать проекты, которые позволяют строить такие здания. Помимо этого мы консультируем, как разместить на одной площадке здания разного профиля. Тут нет никакой революции: например, внизу находятся площадки для ведения бизнеса, а наверху - помещения, где люди могут жить. Мы объясняем, что если это ателье, то нужно, чтобы потолок был более высоким, чтобы был соответствующий свет. Мы сотрудничаем с местными властями, рассказываем им о том, как нужно строить. Приходят девелоперы, а мы говорим им: «Нужно делать вот так, так и так». Это важно для них, потому часто девелоперы не понимают экономику этого места.

E3d5f6ced7ed3e29dfa1a6fe429441ca364ccc2c
Фото: We Made That

Иногда мы проводим некоторые испытания или тесты в некоторых районах Лондона, пытаемся понять, можно ли заработать деньги, если развивать более плотные территории. Мы занимаемся топографикой, смотрим на то, как существовало все раньше и как может выглядеть в будущем. (...)

Даже в сегодняшней среде такие изменения могли бы дать дополнительную прибыль девелоперам, если бы они приняли во внимание наше предложение. Вы можете выступить с предложением, они говорят: «Да, возможно, да. Если вы добавите еще два этажа вот здесь». Но мы делаем специальное предложение. Мы говорим: «Да, мы сделали тест, мы провели анализ и считаем, что это экономически выгодно».

Мы можем сказать: «Не говорите о том, что вы не можете заработать здесь денег. Здесь можно заработать деньги, мы проверили, мы сделали анализ». Еще один пример нашего проекта - в исторической области Лондона. Мы сказали: «Разве мы не можем заполнить пустые пространства? Разве мы не можем уменьшить количество автомобилей? Потому что в любом случае люди приезжают в такие зоны на велосипедах».

Мы думаем, что промышленные зоны Лондона нужно лучше ценить. Нужно лучше их проектировать, они должны стать более плотными, чем сейчас. Потому что у нас не хватает места. Мы не можем просто сносить здания. У нас нет места для того, чтобы строить не плотно. Но у нас есть бывшие промышленные площадки. Там можем организовать прекрасные места, где можно жить и развивать наш город.(...)

В завершении хочу сказать, что необходимо ценить промзоны Лондона. Мы сотрудничаем с британским Советом, участвовали в биеннале в Корее. Мы сотрудничаем с Barbican Centre, это одна из самых ярких культурных площадок Лондона, известная с точки зрения театра, разных перформансов, кино. Мы общались с их поставщиками, которые производят костюмы, которые производят декорации, делают пианино и так далее. Все они работают в бывших промышленных площадках. Это связано с тем, что они поддерживают новую инфраструктуру. Поддерживают то, что мы, на самом деле, ценим в Лондоне, в частности в таком промышленном районе как Barbican. (...)

Сотни людей, которых вы не видите непосредственно в кино, но которые работают на благо кинематогрофа. Очень много креативных площадок, люди делают перформансы. Нет ничего лучше, чем работать над каким-нибудь концертом, на который приходят, например, 2000 человек. Вы делаете маленький вклад в то, чтобы все состоялось, и чтобы люди пришли на концерт, и им понравилось. Чтобы произошло событие, про которое можно сказать: «Сделано в Лондоне». (...)

Бетонные заводы и вечеринки

Еще вызовы - это бетонные заводы, они выбрасывают много негативных веществ в атмосферу. Я уверена, что такие промзоны нужно интегрировать в города. Есть мастер-планы, которые мы делаем. В рамках этих мастер-планов мы пытаемся придать новые функции таким площадкам, построить на их месте жилье и так далее.

Легко сказать: «Надо просто снести». Но если вы на самом деле занимаетесь развитием какой-то территории, то должны понимать, что бетон в любом случае городу нужен, и где-то необходимо его производить.

Если мы возьмем King's Cross, например, в центре Лондона, там есть бетонный завод, и вокруг находятся здания. Немножко странно, что он находится прямо среди зданий. Это здания, которые нужно контролировать. Нужно удостовериться в том, что завод не выбрасывает ничего плохого в атмосферу. Есть определенные технические параметры и определенные нормы по выбросам.

2bb30650f39a4b1c2554b8143d668350821ec0bb
Фото: Tom Shaw / Getty Images

Есть одна забавная история, не знаю, поймете вы ее или нет. Люди арендуют здания, понимают, что не могут позволить себе их реконструировать, поэтому организуют там огромные вечеринки, на чем зарабатывают деньги и потом инвестируют эти деньги в реконструкцию здания. Или, например, чтобы сделать какую-то новую студию, нужно организовать три мощные вечеринки, заработать на этом деньги и после этого есть возможность реконструировать здание. Удачи вам, ребята.

Вопросы из зала

Модератор: Спасибо большое, продолжим, у нас сессия вопросов и ответов. Друзья, теперь мы можем задавать вопросы и ответы, которых у вас, я надеюсь, накопилось много. Поднимайте, пожалуйста, руки.

Из зала: Спасибо за лекцию. Меня больше всего заинтересовала тема формирования и создания многофункциональных кластеров. Хотелось бы еще раз спросить: каковы составляющие такого успешного места, ингредиенты работающего, хорошего пространства для города?

Холли Льюис: Я думаю, что подход который мы использовали, заключается в том, что нет одного решения для всех ситуаций. Как раз об этом мы часто говорим у нас на работе. Есть целый микс разных ингредиентов, и он отличается от одной области к другой. Вопрос заключается в том, как этот микс может стать успешным в будущем. Думаю, что в каждом конкретном случае мы должны использовать индивидуальный подход.

Нужно понять экономику, которая движет этим местом. Не нужно делать так, что вы сначала строите здание, а потом думаете, что с этим делать. Нужно сначала подумать о том, какие работы могут здесь размещаться и какой динамический эффект будет иметь реконструкция. Потому что люди, в конечном счете, придут, будут здесь не только жить, но и работать.

B00ea4072a4f4fff4d68ba11065666a9120bdea9
Фото: Михаил Мокрушин / Strelka

Я не думаю, что есть один ответ на ваш вопрос. В Riverside все получилось здорово, мы создали креативную экономику, но это связано с историей, с наследием. Если мы возьмем другую часть Лондона, Park Royal, то там раньше находилась тяжелая промышленность, и я не думаю, что можно просто взять пример из одного места и перенести его в другое место, использовать тот же самый алгоритм. Нужен индивидуальный подход.

Опять же, я не знаю насколько это актуально для России, но есть социальная инфраструктура – больницы, школы. Культурная инфраструктура даже в какой-то степени должна существовать.

Например, если вы строите столько-то зданий, то должна быть школа, или строите столько-то зданий, здесь должна быть больница. Это нужно планировать на высоком уровне. Нужно думать о таких вещах, помнить о социальной инфраструктуре. Это даст не только экономический, но и нематериальный эффект.

Позвольте привести вам несколько примеров из Западного Лондона. Например, был завод, где делали виниловые пластинки, и там организовалась новая музыкальная площадка. Так что развитие территории было связано с тем, что раньше в этой области находился завод по производству виниловых пластинок. Нужно найти, что особенного в территории. (...)

Из зала: У меня вопрос чисто экономический: каждый проект реновации территорий, будь то промышленные, складские или депрессивные территории, должен быть экономически обоснован. Какая практика в Англии, какие сроки окупаемости этих проектов? Просто в России это считается экономически нецелесообразным.

Холли Льюис: Да, мы живем в таком же мире, как и вы. Действительно, с экономической точки зрения проект должен быть интересным, однако в Лондоне девелоперы говорят о том, что есть определенный порог возврата инвестиций, который они хотят достичь – это астрономические показатели. Они не видят способов получения такой прибыли. Поэтому мы пытаемся всегда выступать от лица людей, которые живут в этой области, и пытаемся сотрудничать с девелоперами через местные власти. Мы пытаемся просить большее. Это не черное и белое: здесь экономически интересно, а здесь - нет. Нет такого, я бы сказала, что все серое.

Мы должны выдвигать наши идеи, говорить: «Давайте устроим новую инфраструктуру. Давайте построим новое жилье. Потому что вы, ребята, зарабатываете огромное количество денег, а мы не видим какого-то позитивного эффекта для общества и городского сообщества». Вот такой мы используем подход.

Так что мы понимаем, что общаясь с девелоперами, что мы обязательно должны выступать от лица людей, живущих и работающих на том пространстве, о котором мы с ними говорим.

Из зала: У меня два вопроса, один вытекает из другого. Насколько правительство и местное самоуправление этих промышленных районов помогают вам в ваших исследованиях и дружественно к вам настроены? Как вы строите свой диалог с официальными структурами, чтобы убедить их в правильности и целесообразности идей, которые вы несете?

Холли Льюис: Мне кажется, очень важно понимать, что исследования, которые мы делаем, заказываются и оплачиваются властями города, с которыми у нас очень долгосрочные отношения. Они спрашивают, как мы можем развить какие-то территории. К нам относятся дружественно, иногда требуют слишком многого, тогда мы говорим: «Не можем». А иногда мы от них так же слишком много требуем, они говорят: «Не можем такое сделать». И это нормально. Мы развиваем диалог с правительством, с властями. Он очень конструктивный и продуктивный. Они тоже видят, как важно это развитие.

707d24cd77fb83b876aac7ecc8736f9869122849
Фото: Михаил Мокрушин / Strelka

Есть политики, которые принимают решения, их выбирают местные жители. Это конструктивный диалог. Они хотят что-то развить, но иногда у них просто нет связи, нет возможности понять, как может развиваться какая-то территория. Они нанимают нас, и мы работаем именно с местными властями, а не с девелоперами.

Из зала: Вы внедряете социальную и жилую инфраструктуру в структуру промышленных предприятий. Но есть территории санитарно-защитных зон, как вы работаете с этими территориями? Если вы работаете с ними, то в рамках каких ограничений осуществляете свою деятельность?

Холли Льюис: У нас нет такого понятия как санитарно-защищенная область. Но есть области, где больше проблем с окружающей средой, по сравнению с другими.

Как мы работаем: есть стратегия, существуют определенные правила, которые актуальны для Лондона, для Великобритании. Например, определенные ограничения, которые связаны с офисами, с ателье. Есть классификация, которая включает в себя тяжелую промышленность. Это такие ограничения, которые существовали раньше, когда еще не было новых технологий.

Мы всегда говорим о том, что нужно по-новому понимать существующие проблемы и что есть новые способы проектирования. Если, например, взять King's Cross, там находится бетонный завод. Он окружен железной дорогой – это хорошее место. Но также вокруг находится очень много жилых зданий и это уже делает квартал не таким привлекательным. Однако если вы можете построить правильно дорогу и правильно использовать эту территорию, то все будет хорошо.

Мы всегда пытаемся понять, что происходит в данном конкретном районе и как с технической точки зрения преодолеть те или иные проблемы.

У нас есть технические спецификации по звукам, например. Если рядом с пространством жилые дома, то есть определенные ограничения. Нужно делать изоляцию, чтобы не было шумно. Нет какого-то общего подхода: нужно в каждом отдельном случае работать в соответствии с существующими проблемами.

По рубрике
«Советскому человеку нужно было сделать пространство пустым»
Урбанистика
14 ноября
«Можно забыть о туалете во дворе!»
Урбанистика
10 ноября
«Чувство неподдельной любви к дому»
Урбанистика
7 ноября
«С левой стороны — ресторан, а с правой — сауна»
Урбанистика
4 ноября
Самое читаемое
«Я не паникер, но...»
12 ноября
«Людей унижают и игнорируют каждый день»
Cегодня
«Можно забыть о туалете во дворе!»
10 ноября
«Советскому человеку нужно было сделать пространство пустым»
14 ноября