Типа этого
 / Фото: Стрелка

На выездной лекции «Типовая застройка будущего: как угодить каждому» эксперт КБ «Стрелка» Аля Чечеткина рассказала, как проходит разработка новых стандартов доступного жилья в России, как скоро будут выглядеть прихожие и кухни, спальни и рабочие кабинеты в новых типовых домах по всей стране. МОСЛЕНТА публикует с сокращениями текст как самой лекции, состоявшейся в рамках Недели «Стрелки» в Калининграде, так и сессии ответов Чечеткиной на вопросы из зала.

Жилая застройка

Тема жилой застройки является базовой для понимания того, как работает город. Последние полтора года работы в КБ Стрелка я занимаюсь стандартом комплексного развития территорий Российской Федерации, который в основном сфокусирован на жилой застройке. Дело в том, что проект уникально выглядящего здания — музея, например, важен для города в единичных случаях, когда он является ориентиром или пространственным акцентом. Но если посмотреть на фотографии современных городов, мы увидим в основном жилые здания, массовую жилую застройку. Дома, в которые каждый из нас сегодня вернется, а утром снова пойдет оттуда на работу.

В пространстве дома каждый из нас проводит половину жизни, а жилая застройка занимает 70-80 процентов от общей во всех городах мира. Жилье для массового потребителя должно быть доступно и комфортно. И мне кажется, этот вызов для каждого архитектора сегодня очень интересен. Если мы сможем каждому, кто живет в городе, предоставить максимально комфортные условия для жизни, чтобы человек чувствовал себя защищенным, в безопасности, чтобы он радовался и улыбался, когда проходит через любое пространство в течение всего дня. Ведь архитектор городской среды отличается от архитектора конкретного объекта тем, что думает сразу обо всем: как мы с вами будем проводить свое время и в открытых, и во внутренних пространствах. И, мне кажется, эта тема настолько важна и интересна!

Давайте посмотрим на снимок жилого дома в центре Москвы. Симпатичный семиэтажный дом из хороших материалов, современный и классный. На первом этаже: магазины, косметический салон, — все, что нам сегодня может понадобиться в повседневной жизни. Главная проблема этого дома с точки зрения города в том, что квартиры в нем стоят от 20 млн рублей и больше, дома такого хорошего качества являются у нас элитными. В то время как в Великобритании жилье схожее по характеристикам является доступным, его могут позволить себе большинство горожан. Основная масса населения может себе позволить его купить или арендовать.

3f53fe3e2442514f795a967d9c1c26cd81158731
Фото: Стрелка

В то же время во всех городах России нам на рынке жилья сегодня доступны чаще всего однообразные дома-свечки, которые таким копипастом одинаково воспроизведены без каких-либо изменений архитектурного облика. Их фасады никак не декорированы и представляют собой достаточно унылую картину. Если говорить о прилегающей территории, то нередко можно наблюдать некоторую попытку облагородить двор, где-то втиснута детская площадка, при этом рядом остаются неоприходованные куски. В то же время напротив такого комплекса обычно находится магазин, в который мы, конечно же, ходим каждый день. При этом коммерческая и социальная инфраструктура поблизости обычно не слишком активно представлена.

Советские принципы застройки

Мы видим, что сегодня современное жилье строится все еще по советским принципам застройки. И новые микрорайоны с большими расстояниями между домами, выросшие по сравнению с советским временем в этажности, живут уже в условиях сильно увеличенной плотности населения.

При этом одно из главных отличий сегодняшних реалий от советского времени — это то, что коэффициент автомобилизации, то есть то, какое количество машин сегодня приходится на семью, стал намного выше. И во всех микрорайонах, которые тогда проектировались, пространство внутри дворов, изначально предназначавшееся для рекреационных целей и задач, сегодня превращаются в огромные плоскостные парковки. И жителям этого микрорайона уже приходится выбирать: либо они паркуют машину, либо борются за свои права иметь хороший облагороженный двор, где они могут гулять с детьми и прогуливаться сами. Почти 50 процентов застройки сегодняшних городов состоят из советской среднеэтажной и многоэтажной застройки. (...)

В советское время решали свою задачу: тогда жилищный вопрос стоял остро, необходимо было выделять людям свой угол, расселять их из коммуналок, которые остались от результатов действий предшествующего правителя. При этом в среднем по России жилищная обеспеченность тогда составляла по разным данным от 6 до 9 квадратных метров на человека. А сегодня стратегия развития жилищной сферы говорит нам о том, что по 30 квадратных метров на человека должно быть к 2025 году. Приблизительные расчеты по ситуации на сегодняшний день говорят, что это 20 метров на человека. Темпы жилищного строительства в какой-то мере догнали эту разницу и действительно обеспечили нас жильем.

Теория расширенной домашности

Сегодня у нас другая ситуация: мы находимся в другом социально-политическом контексте, по-другому работаем и хотим жить не просто в квартире, которая «мой дом — моя крепость». Мы хотим жить во всех пространствах города и проживать эти пространства с удовольствием. Такая теория расширенной домашности.

Как ответить на вызов сегодняшнего времени, когда мы все разные, хотим жить в городе именно своей жизнью, притом что окружающая нас типовая усредненная застройка с советских времен рассчитана в основном на усредненную типовую семью: мама, папа и ребенок. Ответом могут стать модели современной застройки, основанные на разнообразных сценариях жизни, которые мы, как пользователи, можем иметь в городском пространстве.

C3c4fd9ff1f8c6672441a20b5586ec3cf2b130a8
Фото: Стрелка

Вот пять сфер, которые влияют на сценарий жизни горожанина, и в зависимости от того, какие индивидуальные предпочтения у нас есть в каждой из этих сфер, мы в итоге понимаем, в какого рода среде хотим жить.

Каким мы представляем себе сегодня свой дом? Какой тип, размеры и характеристики жилья мы бы хотели иметь? На чем мы хотели бы передвигаться? Хотели бы мы пользоваться личным автотранспортом или иметь все в пешеходной доступности? Как мы работаем? Мы ездим куда-то в центр на работу, или мы — стартаперы и работаем из дома? Как мы используем объекты торговли и услуг? Как хотим отдыхать и проводить досуг?

Сегодняшний мир диктует новые условия. Комплекс пожеланий индивидуального пользователя в этих сферах в итоге складывается в сценарий его повседневной жизни в городе. И в своей работе на «Стрелке» мы разрабатываем новые принципы развития территорий РФ, которые с фокусом на жилую застройку рассказывают, как необходимо этот стандарт качества установить, и вообще какой он.

Три сценария

В рамках этой работы мы выявили несколько сценариев нашей жизни. Первый из них — пригородный. Давайте попробуем представить, кто из нас больше всего выстраивает автономность, независимость от соседей, большое пространство, как внутри дома, так и снаружи. (...)

Соцопросы, которые мы проводили в рамках нашей работы, показали, что большинство россиян хотели бы жить в такой малоэтажной жилой среде.

Или рассмотрим городской усредненный сценарий, при котором у вас есть доступ к озелененным пространствам, к дворам, когда у вас немного больше пространства внутри квартир, есть вся необходимая инфраструктура в зоне пешеходной доступности и разные виды транспорта, которые вы можете использовать для перемещения по городу. Но при этом, чтобы получить какое-то разнообразие, допустим, объектов торговли и услуг, вам надо будет переместиться в центр. Это некий компромисс, на который вам необходимо будет пойти, если вы выберете такой сценарий жизни. Есть те, кто хотел бы жить в такой среде? Такой сценарий является наиболее перспективным для развития на территории РФ. Чуть погодя объясню, почему.

Рассмотрим еще центральный сценарий. Это люди, которые любят быть в центре всего, любят ходить в театры, музеи, на выставки — как минимум раз в неделю. Те, кто хотел бы добираться до работы пешком, хотел бы, выходя на улицу, выбирать, в каком кафе сегодня купить кофе, потому что в пешеходной доступности их представлено штук пять. При этом такие люди готовы также пойти на некоторые компромиссы: пожертвовать личным автотранспортом в пользу общественного или перемещаться пешком, потому что центральная среда подразумевает большую плотность населения. Эта высокая интенсивность означает, что достаточно большое количество людей сконцентрировано на одной территории, и плотность застройки, и компактность — намного выше. Поэтому коммерческая и социальная инфраструктура тоже представлены в большем количестве, чем в других моделях. Мы видим, что одновременно здесь люди ездят и на велосипедах, и на общественном транспорте. В то же время здесь представлены разнообразные фасады жилых домов, и застройка в принципе не является высотной. (...)

Пространство, где такие сценарии возможны

Чтобы мы, как пользователи, могли жить по таким сценариям, мы, как градостроители, планировщики и специалисты, должны спланировать такое городское пространство, где такие сценарии будут возможны.

Понятно, мы все хотели бы жить в своем доме с собственным участком, близко к лесу, и каждую неделю ездить на автомобиле проводить досуг в театрах и музеях. Но мы живем в городе, поэтому должны быть найдены компромиссы между индивидуальными потребностями человека, пожеланиями конкретного горожанина, общественностью — и тем, как работает город.

Чтобы правильно работала малоэтажная застройка, в которой вы можете вести пригородный образ жизни, планировщикам надо суметь сохранить приватность, которая является главной ценностью этой модели, ради которой люди ее и выбирают. В то же время нужно немного повысить ее плотность, чтобы она не несла негативного эффекта в городском развитии. Чтобы не было этого расползания, когда используется много земли, на которой живет маленькое количество людей.

82a0b5e7724f5749f5cc2bc764879a421dcefe33
Фото: Стрелка

Всего этого можно достичь в результате введения более плотной застройки за счет использования блокированных домов или кластеров. Это все еще индивидуальные дома со своими участками, которые при этом позволяют создать более компактную застройку.

Здесь важно сказать, что одна из причин, благодаря которой такая модель будет развиваться в меньшей степени, чем городская, состоит в том, что, живя в индивидуальном доме, вы должны самостоятельно обслуживать все инженерное оборудование, которое в нем есть. Поэтому такой сценарий жизни немного дороже.

Теперь поговорим о городской застройке, которая имеет наибольший потенциал к развитию, потому что предполагает именно массовое жилое строительство. К тому же в целом при использовании земельных ресурсов приоритет среднеэтажной модели очень эффективен в достижении высокого уровня качества среды, хороших планировок и максимальной эффективности.

При проектировании таких домов важно закладывать в них способность изменяться с течением времени, быть адаптивными. За счет умеренной плотности и того, что дома не занимают все кварталы, эта модель подразумевает, что в будущем при необходимости она также может быть уплотнена до центральной. Здесь могут появиться новые дороги, новые дома, при этом сохранится качество жизни. При сильном тяготении таких районов к центральной модели там могут появиться другие типы улиц, пешеходные бульвары, большие пешеходные улицы, которые ведут к знаковым объектам. Появятся высотные доминанты, башни, в которых, скорее всего, разместятся деловые предприятия, офисы — это будут центры, которые расположатся рядом с метро или остановкой общественного транспорта. Из-за того, что плотность населения намного выше, чем в других моделях, там больше представлено разных видов коммерческой инфраструктуры.

Развитие застроенных территорий

Здесь мы говорим не только про новое строительство, мы говорим и про развитие уже застроенных территорий. И сегодня, как я уже говорила вначале, 49 процентов от всей застройки городов составляет микрорайонная многоэтажная и среднеэтажная застройка советского периода, которая выглядит примерно одинаково в каждом городе. Это была типовая застройка, которая за 20 лет копипастом распространилась по всей стране. Даже в этой застройке при необходимости можно применять некоторые меры по уплотнению.

Среднеэтажная модель в основном состоит из многоквартирных домов, потому что это она рассчитана на массовое жилье, и мы понимаем, что массово в городах можем применять эту модель. (...)

Жилье в среде — это базовый принцип урбанистики. Это то, что мы должны, как архитекторы, проектировать сегодня. И чтобы понять, какой должна быть городская среда, в которой мы хотим проводить свои дни, следующая часть лекции, будет посвящена тому, каким должен быть многоквартирный дом XXI века, какие он должен иметь качества.

Дом как конструктор

Можно представить, что дом как конструктор, собирается из разных кубиков лего. У него есть некоторые пространственные, архитектурные и планировочные элементы, которые, если сложить все вместе, в итоге выльются в какой-то тип жилого дома. Каждый из которых начинается с подъезда.

Подъезд — это место, где частное пространство жилого дома встречается с общественным пространством улицы. Мы проходим там как минимум дважды в день и не должны хотеть пробежать это пространство поскорее, потому что не чувствуем себя там безопасно, или заткнув нос из-за неприятного запаха. Это место, которое должно быть доступно для любых групп пользователей с разными возможностями перемещения.

D8a59c0577763c5b82b61194b802d1127c8fad18
Фото: Стрелка

Чтобы сделать подъезд другого качества, существует набор базовых решений. Например, чтобы повысить уровень социального контроля в городской среде, можно элементарно делать подъезд ориентированным на две стороны фасада. Если делать входы из прозрачных материалов, например, из стекла, то люди, которые будут проходить здесь, будут видеть насквозь, что происходит во дворе. Таким образом уровень социального контроля повышается.

Сегодня в домах, которые находятся в холодных климатических зонах, чаще всего есть тамбур. В него мы обычно вкатываем велосипед или коляску, а потом, придерживая одну дверь, пытаемся открыть вторую, и при этом удержать велосипед или коляску. Достаточно при планировке одной входной группы предусмотреть расстояние не менее 2,5 метров, чтобы мы могли с комфортом заходить в дом. Это примеры того, как такие решения применяются в доступном жилье в разных проектах по миру.

Кроме того, что подъезд должен обладать приятным внешним видом, он должен как-то выделяться в городской среде, чтобы быть обозначением и элементом навигации. Если там будет обеспечен еще и прямой доступ, и за 100 метров примерно я смогу распознать в среде, что это подъезд дома, который мне нужен, значит передо мной хорошо спланированные дом и квартал. (...)

Пространства коллективного пользования

То, чего нам сегодня не хватает в домах, — это места для хранения. Часто велосипеды и коляски мы затаскиваем к себе в квартиру, придумываем разные интересные способы, как их там хранить. Иногда велики, подвешенные под потолок или на стену, становятся частью декора интерьера.

В домах уже сегодня часто практикуется следующее решение. Во-первых, в каждом доме есть лестница, и пространство под ней можно достаточно просто сделать местом для хранения колясок. В лучшем случае, как почти во всех домах Голландии, можно создавать отдельное помещение с маленькими ячейками для индивидуального хранения вещей и с ячейками большего размера для сезонного использования: там можно складывать такие вещи, как автомобильные шины, лыжи. Они обязательно должны быть из прозрачного материала, чтобы жители дома видели, что там лежит. Простейшее решение — устраивать небольшие ниши в пространстве коридора на этаже, где каждой квартире будет выделена одна ячейка, и люди смогут хранить там свои вещи. (...)

Или поговорим о пространстве, где мы социализируемся со своими соседями. Часто говорят, что установление добрососедских отношений также влияет на общий положительный климат нашей жизни. И здесь возникает вопрос, почему не используются открытые пространства у дома, которые могут быть устроены в виде эксплуатируемой кровли? Почему у нас отсутствуют небольшие комнаты у входа в подъезд — такие выделенные для жителей коллективные пространства, где они могут проводить общие встречи и решать общие вопросы по управлению своим домом. Сегодня, когда нужно провести собрание с соседями, все выходят и встречаются в подъезде или около него.

При наличии такого помещения, жители могут выбрать, как им его использовать: может, кто-то захочет сделать небольшой детский сад у себя на первом этаже, кто-то захочет сделать спортзал, а кто-то захочет иметь комнату для встреч. Главное — предоставить им это пространство, а они уже сами разберутся.

В своей работе мы проанализировали много иностранных руководств по проектированию многоквартирных жилых домов и выяснили, что в развитых странах регулируется количество квадратных метров, пространств коллективного пользования. Мы выделили цифру в 0,7 квадратных метров на каждую квартиру, — такое пространство в том или ином виде должно быть представлено в доме. Как они могут быть представлены — зависит от конкретного проекта. Например, если это площадь хранения, и в доме — 100 квартир, то в нем должно быть представлено либо одно отдельное помещение в 50 квадратных метров, либо несколько с той же общей площадью. Это может выглядеть либо как лобби, в котором вы можете встречать гостей, как небольшие закутки на этажах, как эксплуатируемая кровля, или даже как спортивная площадка на вашей крыше.

Прихожая и кухня

Во внутреннем пространстве квартиры так же, как у многоквартирного жилого дома, есть элементы, качество которых необходимо учитывать, чтобы сделать дом нового характера. Как дом начинается с подъезда, так квартира начинается с прихожей. (...)

3a9223bee783025bb7ff0be95be3c72aefe568ac
Фото: Стрелка

Это пространство, которое встречает вас, когда вы заходите домой. Один вариант, когда из прихожей вы можете окинуть взглядом хотя бы одну комнату в квартире, например, гостиную. А если этот вид продолжается дальше через окно во двор, то у вас возникает совершенно иное впечатление о собственной квартире. Вам кажется, что вы находитесь в пространстве гораздо более просторном, чем на самом деле, — английские маркетологи часто используют данный прием для продажи компактного жилья.

Во-вторых, прихожая должна иметь минимальные габариты, чтобы мы не толкались с членами нашей семьи, когда собираемся утром на работу. Здесь должны быть представлены минимальные размеры и минимальный набор мебели, который мы должны иметь в прихожей. В основном прихожая в разных проектах является темным помещением, не имеющим прямого доступа к естественному свету. Но здесь очень просто устраивать фрамуги, входы в другие жилые помещения, через которые будет пробиваться свет в прихожую. (...)

Поговорим о кухне. В советское время она воспринималась как рабочая зона, а не как пространство для социализации, поэтому максимальный порог ее площади был — 8 квадратных метров. Там можно готовить, но для того, чтобы поесть, условия были стесненные.

При этом если в проекте предусмотрены угловые квартиры, то самым замечательным решением было бы разместить общую зону гостиной, совмещенной со столовой и с кухней, как делают уже везде на Западе. В Англии вообще существуют нормативы, которые регулируют минимальную площадь такого объединенного помещения: там все квартиры априори с такой объединенной кухней-столовой-гостиной. И ведь это не просто так, особенно в больших квартирах, в которых обычно живут большие семьи, домохозяйства состоят из пяти-шести человек, людей разных поколений, которым нужно пространство, чтобы где-то социализироваться, общаться друг с другом.

А сегодня получается так, что гостиная выделена в отдельное помещение, изолирована: кухня отдельно, гостиная отдельно. Во-первых, больше квадратных метров уходит на сообщение, на горизонтальную коммуникацию, которая соединяет эти помещения. Во-вторых, в какой-то момент эта гостиная превращается в еще одну спальню, и единственное пространство, где вы все вместе можете провести время — это маленькая кухня.

При этом мы рекомендуем применять такие решения, но всегда оставлять возможность для жителей при необходимости и желании отделить кухню от этой общей зоны. И тогда неприятные запахи при активной готовке не будут дальше распространяться. (...)

В той же Дании сегодня один из принципов проектирования квартир нового качества — это уменьшение площади горизонтальных коммуникаций, уменьшение неэффективной площади коридоров или холлов в пользу жилых помещений, которые предназначены для особенной функции.

Спальня и детская

Спальня — это отдельный предмет для дискуссии, говорим ли мы про родительскую или детскую спальню. Дети, в отличие от родителей, в своей спальне еще играют, делают уроки, это их маленький мир: у взрослых для этого есть целая квартира, а у детей — только спальня. Здесь возникает вопрос, должна ли быть больше по размеру спальня родителей, master bedroom, или все-таки спальня для ребенка, детская комната.

В спальнях необходимо сразу при проектировании устраивать встроенные помещения, либо пространства для размещения встроенной мебели, чтобы шкафы потом не загромождали пространство комнаты и не портили ее пропорцию. Самая лучшая пропорция для жилой комнаты — это квадрат или прямоугольник вытянутый вдоль фасада по длинной стороне. Не вглубь, как сегодня строят такие пеналы, когда окно где-то вдалеке, а по длинной стороне, и тогда эта комната автоматически становится более освещенной и пригодной для установки разного характера мебели. (...)

55b98d988449d91efada491e29d904510bbcdeea
Фото: Стрелка

Если говорить про детскую комнату, интересным решением могут стать ниши, где размещаются спальни-альковы, мини-комнатки внутри комнаты. Когда детей несколько, у них могут быть спланированы такие альковы, где стоит кровать, небольшая рабочая зона, пространство для хранения, при этом они отгорожены не монументальным сооружением, а шторкой или легкой конструкцией. Это позволяет ребенку чувствовать, что у него есть свой уголок, свое пространство. Но при этом не чувствовать себя изолированным, как если бы он жил просто в отдельной комнате. При этом центральное место оставлено для игры или для уроков.

Важный момент — разделение спального и детского блока при планировании квартиры. Как планировка влияет на внутрисемейные отношения и их развитие, подробно описывал Кристофер Александер. И он говорил: когда у нас рождаются дети, мы берем на себя роль родителей, но мужу с женой всегда нужно иметь ощущение, что они — пара. А если под ногами все время бегают дети и ежедневные маршруты с ними постоянно пересекаются, то гораздо труднее хотя бы ненадолго забыть про роль родителя. (...)

Балконы

Если говорить о балконах, то сегодня они не являются продолжением квартиры, потому что постоянно чем-то завешаны, там складывают лишние вещи. Почему мы не используем их как комнату? Ведь можно устроить решение по безрамному остеклению балкона, когда в случае необходимости мы можем его закрыть или открыть, чтобы насладиться хорошей погодой. Для этого есть небольшое условие: балкон должен быть не менее 1,5 метров в глубину, чтобы там можно было установить хотя бы небольшой столик со стульями.

В то же время существует решение «французского балкона», когда вы, как покупатель, не хотите переплачивать за дополнительные квадратные метры: такой балкон подразумевает, что вы делаете шаг подышать свежим воздухом, выкурить сигарету или выпить кофе, и все. (...)

Отсутствие подсобных помещений в планировках типовых квартир на сегодняшний день приводит к тому, что мы сушим белье в спальне, которая для этого не предназначена, а хозяйственные предметы и приборы храним на балконе. Такое положение вещей можно изменить, если заранее предусмотреть в квартире место, где можно хранить вещи и устраивать изолированную зону прачечной. Много для этого не нужно, достаточно меньше одного квадратного метра, просто это должно быть специальное, заранее спланированное пространство, которое не будет мешать вам использовать жилые комнаты по их прямому назначению. (...)

Рабочая зона и кабинет

Рабочая зона и кабинет стали актуальны именно сегодня — просто потому что изменился характер работы. Существует решение, которое уже применяют в Дании, но у нас пока это воспринимается, как что-то из области фантастики: там при покупке и аренде квартиры ты можешь еще иметь отдельную комнату. Причем находится она не в контуре квартиры, и ты можешь зайти туда через лестничную клетку. Это твоя комната, вынесенная за пределы твоей квартиры.

Такую комнату можно использовать, как мини-офис, приглашать туда людей на встречи, либо можно сделать там временную гостевую спальню, потому что она имеет прямое сообщение с вашей квартирой, но физически и визуально отгорожена.

Другое решение — двухуровневые квартиры на первых этажах, у которых есть прямая связь с улицей — свой офис, пространство для малого бизнеса может разместиться в рабочей студии, расположенной внизу, а поднявшись наверх, вы попадаете в свою личную зону.

Такая типология распространена, например, в Малайзии: характерный пример — так называемые shop houses в городе Пенанг, которые являются зоной охраны ЮНЕСКО. На первых этажах там маленькие магазинчики, где горожане продают то, что делают своими руками, а на втором этаже — личное пространство, дом. Ничто не мешает нам эти двухэтажные решения встраивать в многоквартирные дома. (...)

Новый стандарт качества

Помимо того что есть некоторые проекты, которые сегодня уже строятся в рамках работы над новыми принципами комплексного развития территорий РФ, был проведен конкурс на стандартное жилье. Его задачей было собрать с мирового профессионального сообщества идеи о том, как может выглядеть это жилье, имеющее новый стандарт качества. (...)

3420f63437620bddfc070e69d0defe1673965e51
Фото: Стрелка

Некоторые участники конкурса предложили не только малоэтажную, но и среднеэтажную жилую застройку, выполненную из древесины, из деревянных материалов. И даже было голландское бюро, которое предложило высотную застройку строить из дерева. Вот такое типовое модульное жилье.

Почему строительство из древесины — это хорошо? Помимо того что это экологичный материал, безвредный для человека и городской среды, можно отдельную лекцию прочитать о том, что три тонны бетона, производимые на планете на человека в год, влияют на концентрацию углекислого газа в нашей атмосфере, что приводит к возникновению парникового эффекта и кардинально влияет на климатические изменения и ухудшение ситуации в этом плане. Но и для человека дерево — материал, который очень комфортен, потому что он имеет хорошие показатели по поглощению звука и великолепные теплоизоляционные и газообменные свойства. И в то же время это — возобновляемый ресурс, тот материал, который мы можем использовать, заново высаживать, снова использовать и так далее. Это очень важно. Получается, что неограниченное количество дерева при правильном управлении вырубкой.

Деревянные производства очень компактны по сравнению с бетонными. Их легко устроить, и энергией, которая возникает при производстве деревянных конструкций, можно отапливать соседние поселения. И самое главное, возможно, для строителей и застройщиков, что деревянное строительство — это сборное строительство, не предполагает замоноличивания в очень маленьких количествах. Это значит, что деревянные дома, скелет дома, без которого он не может быть, можно собирать круглый год. Не нужно ждать от лета до лета, чтобы начать строить дом, можно его собирать и зимой при соблюдении некоторых условий.

Конечно, когда мы говорим о дереве как о материале, здесь очевидны некоторые риски при строительстве из древесины. Первое — конечно, пожарная опасность, сразу возникает такой вопрос. Технологии здесь сегодня ушли настолько далеко, что существуют и разные пропитки, разные составы деревянных сендвич-панелей, которые не позволяют разгораться дереву слишком сильно, если пожар случился.

При этом в доме необходимо будет установить спринклерную систему, которая распыляет воду, если начинается пожар. Это достаточно дорогостоящее инженерное оборудование, которое по крайней мере сдержит пожар. И самое важное — оперативная работа пожарной бригады. Если пожар случился, надо иметь возможность за 10 минут ожидать приезда пожарной бригады, которая нас оттуда спасет. Чтобы говорить о деревянном строительстве, необходим комплексный подход к решению этого вопроса. Второй риск, который может возникнуть, когда мы говорим о таком строительстве, это нарушение экосистемы. Если мы бесконтрольно будем вырубать леса и совершенно не следить за тем, сколько и какое дерево мы вырубили, какое в итоге оставляем для дальнейшего роста, здесь может произойти другая экологическая катастрофа. Эти достоинства и риски оценили и понимают в основном развитые страны, они уже начали строить среднеэтажное жилье из дерева. (...)

Помимо среднего и малоэтажного строительства из древесины, наши иностранные коллеги уже начали задумываться о более высотном строительстве. Например, проходил конкурс на деревянную башню в Париже, который выиграло французское бюро Lanark Architecture. Эта дискуссия ведется активно, и проект находится на стадии разработки. Какое это отношение имеет к нам? Россия обладает наибольшими запасами дерева, наибольшей площадью лесов. (...)

Вопросы из зала

Вопрос: Спасибо за лекцию. Почему то, что за границей считается нормой для простых людей, у нас считается чем-то сверхъестественным и люксовым?

Аля Чечёткина: Да, это так, поэтому и была инициирована работа над новыми принципами и стандартами качества этого жилья, чтобы мы начали поспевать за иностранными коллегами. Предпосылки такому положению вещей лежат в последних десятилетиях прошлого века, когда СССР существовал в совершенно другом социальном контексте, и политически у нас все было по-другому устроено. За те 20 лет с 80-х по новый век, когда там большими темпами определялось, что такое качественное жилье, мы следовали нормативам, изобретенным до этого.

И только сейчас мы начинаем разговор об этом. Если бы он был инициирован несколько десятилетий назад, для нас западные стандарты не были бы сверхъестественными, а тоже считались бы нормой. (...)

Вопрос: И поэтому, даже если есть такие люди, как вы, как здесь сидящие, которые понимают, как нужно делать комфортное жилье, все равно строится то, что строится? Из-за промежутка времени, в которое создавались устаревшие нормы, которые действуют сейчас, мы не можем идти дальше?

Аля Чечёткина: Вся наша работа над этими принципами комплексного развития включает, естественно, разработку тех моментов, которые необходимо поменять или скорректировать в нормативно-правовых документах, чтобы такое жилье было возможным, и более того, чтобы оно регулировалось. Ниже этого стандарта нельзя было опуститься. Мы сейчас находимся внутри этого процесса и, надеюсь, сможем наблюдать результаты этой работы через несколько лет. (...)

Вопрос: По поводу общественных пространств — есть опасение, что если мы переселим жильцов из обычной многоэтажной панельки, то это общественное пространство либо может быть поделено на склады ненужных вещей, либо стать причиной конфликта между жильцами по поводу его использования. Как нужно модерировать процессы, чтобы этого не произошло?

Аля Чечёткина: Действительно, эта тема тоже является предметом нашего внутреннего обсуждения с коллегами. Например, мы обсуждали, какое количество квартир в подъезде является оптимальным, чтобы было ощущение кооператива, когда мы знаем своих соседей, можем вместе с ними решать какие-то вопросы. Все это зависит от количества квартир в доме. (...)

Мы пока пришли к выводу, что 100 квартир — это уже достаточно много в доме, поэтому чем их меньше, тем легче договориться.

Ваш вопрос лежит в области эксплуатации этого помещения, и касается того, как модерировать дискуссию, но никак не пространственных и не планировочных решений. Мы же говорим, что эти пространства нужно людям предоставить, а они затем решат, как ими пользоваться. Если у них возникают проблемы в том, какой функцией наделить данное пространство, здесь должны вступать другие механизмы, и должны быть разработаны проекты по установлению добрососедских отношений между жильцами. Например, какие-нибудь чаты, где вы можете обо всем договориться. (...)

Модератор: Многие застройщики уже сейчас заселяют кварталы по принципу построения добрососедских отношений, когда на этапе покупки квартиры вы можете познакомиться с теми, кто уже там живет, посмотреть — как устроен квартал и так далее. Я точно знаю, что так делает микрогород в лесу в Московской области, и именно от застройщика идет организация, прости господи, ресторанного дня во дворе или обмена вещами, или совместного детского пикника и так далее. И все эти мероприятия способствуют установлению добрососедских отношений, что поможет эксплуатировать общие пространства более эффективно и находить компромиссные решения.

Вопрос: Общественные пространства в новых зданиях — это хорошо, но как бы мы все не ругали советскую панельную застройку, в ней предусматривались общественные пространства. Просто в 90-е годы подвалы и чердаки домов у граждан отобрали. Мне кажется, что неправильно рассматривать общественные пространства в контексте только нового строительства. Считаю нужным возвращать пространства, которые уже существуют в панельных домах, и реконструировать. Вы сами называете цифры: 49% — микрорайонная застройка, 70% — типовые панельные дома. Мы же не можем их снести, с ними что-то нужно сделать. Такие проекты предполагаются?

Аля Чечёткина: Я полностью поддерживаю вашу позицию. Сегодня в лекции я говорила про абстрактные решения, которые касаются не только проектов нового строительства, но также могут применяться и к застроенным территориям, которых большинство. Среднеэтажный советский микрорайон обладает великолепными пространственными качествами — это отношение высоты к пространству дворов, приятное для пользования. Жилье, которое уже построено, никуда не денется, его в первую очередь нужно улучшать. Я с вами заодно.

Вопрос: Относительно формирования сообщества жильцов, совместного использования общественных пространств. Вы в работе по новому стандарту типовой застройки как-то учитываете факт наличия сдаваемых в аренду квартир, что не все жильцы живут постоянно в доме, какой-то процент квартир сдается в аренду, есть временные жители.

Аля Чечёткина: Невероятно актуальный вопрос в рамках того, как развивается рынок жилищного строительства — действительно, эксперты, в том числе социологи, дают прогноз, что арендное жилье будет все более популярным, особенно для домохозяйств из одиноких молодых людей или молодых пар, которые не готовы или не имеют средств на покупку собственной квартиры. Даже в арендном жилье многие из этих решений должны быть учтены. В арендном жилье вы тоже живете и должны жить с комфортом. Другое дело, что минимальные площади арендного жилья должны быть уменьшены. Имеется в виду временное проживание в квартире — возможно, вам не нужны большие гостиные и так далее.

Вопрос в том, кто эти люди, которые могут арендовать это жилье? Если это домохозяйства из одного-двух человек — им будет достаточно студии. Этот тип квартир отсутствовал в советской нормативной базе, мы сегодня вводим его в новую базу стандартов. Говорим, что это супер компактная планировка, которая может стать квартирой для аренды.

Другое дело, что сегодня в основном речь шла о квартирах, которые планировать намного сложнее, чем маленькие студии, где квадратных метров мало, набор помещений и предметов мебели, которые нужно разместить, очевиден, поэтому такая планировка встает в нескольких вариантах. (...)

Прямого отсыла к тому, будет это жилье арендоваться или покупаться, в контексте данной лекции не делалось, потому что здесь обсуждались в первую очередь пространственные характеристики жилья.

C429ff213015ede2594a41c3e8bf4d30c10a83d5
Фото: Стрелка

Вопрос: Вопрос касательно паркинга: вы не затронули тему о более эффективном подходе к паркингу. Ведь в Европе и Америке сейчас практикуется или установка при доме отдельной эстакадной парковки или подземные пространства для машин. С вашей точки зрения, как эффективнее решать эту проблему, чтобы не было во дворах такого ужаса?

Аля Чечёткина: Этот ужас тоже случился из-за неверного планирования количества людей, которые будут жить в домах, и высокого коэффициента автомобилизации. Количество машин, которые приходятся на одну семью. Сегодня многие привыкли ездить на собственном автомобиле, при этом модели среды, описанные вначале, говорят: чтобы вы жили комфортно, один из сценариев — пойти на компромиссы. И компромисс центральной модели, которая по плотности и высотности соответствует районам, про которые вы сегодня говорите, состоит в том, что вы оставите личный транспорт и выберете общественный, который должен быть предоставлен во всем многообразии.

Вы можете выбрать восемь маршрутов автобуса, метро недалеко, если есть, или появится каршеринг, который процветает в Москве. На нашей набережной у офиса становится все меньше личных машин, все больше автомобилей каршеринга.

Чтобы люди захотели и смогли оставить свои автомобили, если они хотят жить в этой центральной среде, город им должен предоставить многообразие альтернативных способов перемещения. Так что в корне это проблема транспортного планирования всего города — в первую очередь нужно ее решать.

Чем больше у нас будет парковок, тем больше их будет не хватать. Чем шире полосы, тем больше машин. И чтобы город поехал — нужно, чтобы город пошел. Транспортные специалисты могут подробно на это ответить.

По рубрике
«Беспощадный перфекционизм изуродовал вещь»
Урбанистика
13 декабря
«О таких вещах мы раньше даже не думали»
Урбанистика
10 декабря
«Для чего еще нужны города?»
Урбанистика
6 декабря
«Россия находится в парадоксальной ситуации»
Урбанистика
25 ноября
Самое читаемое
«Простояла целый час на платформе, думала затопчут»
11 декабря
Как Москву пытались напоить
10 декабря
«Беспощадный перфекционизм изуродовал вещь»
13 декабря
«О таких вещах мы раньше даже не думали»
10 декабря