«Они не привыкли, что жители могут все»
 / Фото: пресс-служба КБ «Стрелка»

Расправившись с центром Москвы, программы по формированию комфортной городской среды пошли в провинцию. В прошлом году в региональных центрах от Калининграда до Якутска появились общественные пространства, созданные в результате подробной проработки проектов с горожанами. О своем опыте организации соучаствующего проектирования в 40 российских городах МОСЛЕНТЕ рассказала руководитель направления «Вовлечение» в КБ Стрелка Наталья Маковецкая.

Работа с жителями – это всегда перелом шаблонов и у администрации, и у горожан, и у архитекторов, с которыми поначалу тоже бывает нелегко. Потому что они не привыкли, что жители могут просить скорректировать проект.

Наталья Маковецкая
Руководитель направления «Вовлечение» в КБ Стрелка

40 городов

В 2016 году Минстроем была объявлена федеральная программа формирования комфортной городской среды, рассчитанная на 2017-2022 годы. В том же 2016-м Дом.рф и КБ Стрелка заключили соглашение, в рамках которого осуществляется большой проект - в 40 городах при участии КБ локальные архитекторы разрабатывают проекты благоустройства ключевых общественных пространств.

В большинстве своем эти города – региональные центры, драйверы для всего своего региона. Соответственно, в каждом случае развитие главных общественных пространств должно стать локомотивом для развития всего города: благоустраиваются центральные улицы, за которыми уже подтянется периферия. Эта метаморфоза происходит повсюду: когда благоустраиваются даже маленькие улицы, среда вокруг начинает меняться.

Соучаствующее проектирование

У КБ Стрелка был большой опыт, который мы тиражировали в регионы, поменяв контекст с учетом местных особенностей. Я сама ездила с нашей командой во все эти города, и начинали мы везде именно с работы с жителями. Исходя из того, что мы создается не просто проект, а новые любимые места, которыми будут пользоваться все горожане, мы в каждом новом месте выясняли у них, что может быть преобразовано и каких основных функций не хватает в городе.

Перед нами были 40 городов, контекст каждого - не до конца понятен. И пускай везде мы брали местных проектировщиков, но даже они не могли действовать в отрыве от горожан. Поэтому был взят вектор на соучаствующее проектирование. Эта технология успешно используется во множестве стран, а у нас никогда в таком масштабе не внедрялась и не применялась. Так что мы стали первопроходцами, которые показывают, как это можно сделать в российских городах. Вот в чем основное отличие проделанной нами работы от всего того проектирования, которое велось в нашей стране на протяжении последних 100 лет.

До сих пор рабочая схема была следующей: проектировщик делал проект по заказу города, который его впоследствии реализовывал. Эти специалисты и городские администрации в Советском Союзе, а потом и в России, опирались на научный подход, но решения чаще всего принимали без учета мнения жителей. Никто не спрашивал: «Нужна вам на этом месте детская площадка, или лучше сделать здесь площадку спортивную»?

Fe3b02f9885722c3f616d5eb83a093f2d6b24c2c
Фото: пресс-служба КБ «Стрелка»

Вовлечение горожан

Вектор на очеловечивание мест и проектов потихоньку начал внедряться в России году в 2012-м. На сегодняшний день уже есть по стране несколько команд, которые такой работой занимаются на локальном и региональном уровнях, но масштабно этот подход пока не применялся.

Работа в проекте для нашей команды стала вызовом, потому как мы отчасти брали на себя функцию администрации, которая должна опрашивать горожан, выясняя, что им нужно. К тому же мы понимали, что у людей за многие годы скопилось большое недоверие к публичным слушаниям по застройке, на которых особого выбора горожанам никто обычно не предлагал. Ставили обычно людей перед фактом: вот ваш дом, а здесь появится новый квартал. Чтобы это недоверие переломить, мы с местными администрациями на самых ранних этапах, когда проекта еще нет, собирали проектный семинар. И на нем не в порядке хаотичной толпы, а в порядке модерируемой сессии узнавали у людей, что им действительно нужно. Работа по проектированию началась в феврале прошлого года, и до тех пор мы постарались во всех 40 городах эту предварительную работу с местными жителями провести. Только по Якутску эта работа продолжается до сих пор, так как он в совместную программу с Дом.рф вошел позже всех – в сентябре 2017-го.

Пример Якутска

С Якутском мы начали работать очень быстро – уже в октябре. Основные зоны благоустройства там – озеро и дворы. Так что со всеми заинтересованными горожанами мы провели несколько встреч по озеру, как по общественному пространству. А затем отдельно организовали встречи с жителями дворов: несмотря на то, что это – комплексный проект, здесь нужен разный подход. Озеро, как общественное пространство – это точка притяжения для всех жителей Якутска, а дворы нужно сделать все же камерными.

И мы услышали много интересных вещей, о которых никогда не узнали бы, не пообщавшись с горожанами. Например, у них существуют небольшие каналы, которые, как нам показалось, уже не используются. Оказалось, что все всегда там ловили рыбу и эта такая горячо любимая местными точка притяжения. В разработанном проекте учитываются все пожелания, по результатам общения заложили пожелания горожан в техническое задание.

Когда архитектор уходит на разработку проекта, мы организуем чаты. Соцсети, мессенджеры – под каждый город адаптируем тот канал, в котором жителям удобно общаться. В Калининграде это была группа в Facebook. А в «регионе победившего WhatsUpp-а» Якутске, где никакими соцсетями не пользуются, таким каналом стала группа в WhatsUpp. В любой момент архитектор мог задать любой уточняющий вопрос и получить ответ от горожан. Жители присылали фотографии и с рыбной ловли в черте города, и снимки дворов, сделанные с разных этажей. В феврале мы приехали в Якутск уже с готовым проектом, и, показав его, получили полную поддержку.

73900dfb049a106e26daa445200039d9b897f9db
Фото: пресс-служба КБ «Стрелка»

Как наладить синергию

Наша задача была – впервые наладить синергию между администрацией и горожанами. Обычно начиналось все с обоюдного недоверия. Представители администрации были скептически настроены: «Да кто там придет-то, покричать только придут». А местные жители говорили: «Мы время потратим, все расскажем, а они все равно все сделают по-своему». Так что работу мы начинали в условиях, когда первым делом нужно было преодолеть этот барьер недоверия.

Во многих городах уже существовали местные сообщества, и мы опирались на их поддержку и делали обсуждения, задействуя их. Отличный пример - краснодарское сообщество «Помоги городу», сформировавшееся из активистов, которые объединились против вырубки платановой аллеи. За пять лет своего существования они проделали потрясающую работу, отстаивая зеленые зоны и зеленые насаждения, противодействуя хаотичной застройке. Похожей работой занимается сообщество «Аллеи Калининграда». Работая с такими организациями по своему направлению дизайн-проектов, мы совместными усилиями структурируем работу в городе, от чего в результате налаживается конструктивный диалог власти и общества.

Общественные обсуждения

На сами общественные обсуждения приходит по 50-100 человек. И это довольно-таки ожидаемо: тот же пример московского «Активного гражданина» показывает, что только 5 процентов горожан готовы принимать участие в дискуссии, еще 20 процентов готовы выбирать онлайн один из двух предложенных вариантов, а оставшиеся 75 процентов инертны: на ранних стадиях в обсуждение проекта не вовлекаются и только готовы потом критиковать его результаты. Конечно, ставку мы делаем на те 25 процентов, которые активно проявляют свою позицию.

В своей работе мы стараемся учитывать мнения всех: пенсионеров, которые всегда активны и ходят на обсуждения, работающих горожан, молодых родителей, молодежи и школьников, у которых тоже есть свое мнение, интересное и неожиданное. Например, мы привыкли считать, что им в первую очередь нужны спортивные площадки, скейт-парки. А от них в том числе исходит запрос на места для тихого отдыха, где можно спокойно посидеть и почитать, оставаясь при этом в социуме, а не дома в четырех стенах.

Очень активными по всей стране оказались сообщества собачников. Дело в том, что города с плотной застройкой у нас, как правило, не предусматривают площадок для выгула животных. А родители, которые гуляют с детьми, возражают против того, чтобы поблизости бегали собаки без поводков. Так что в каждом из 40 городов, с которыми мы работали, был запрос на собачью площадку.

Теперь, пройдя через весь этот цикл, мы наблюдаем, что люди начинают гораздо более осознанно относиться к общественным пространствам в городе, когда те создаются не просто по разнарядке сверху, а с вовлечением жителей. И затем это отношение начинает распространяться на весь город: если человек что-то сделал, вложился, поусердствовал, то он начинает не только к этой площадке, но и к другим городским пространствам относиться внимательно, по-хозяйски.

8c97e3bdb6d077530ff1f67e8557622e9601ecaf
Фото: пресс-служба КБ «Стрелка»

Поиск новой идентичности

Похоже, во всех городах сейчас так или иначе идет поиск новой идентичности. Традиционные орнаменты в оформлении общественных пространств, появившиеся после развала Советского Союза, людям уже поднадоели: и во Владикавказе и в Ижевске на обсуждениях проектов звучало однозначное: «Не надо нам больше этих орнаментов. Мы хотим современные, сдержанно оформленные пространства».

Общаясь с людьми, мы всегда пытаемся понять, а что же для них ценно? Какое решение сделает это место «своим» для всех горожан? Например, в Якутске, где многие жители верят, что город находится на берегу священного озера, в котором обитают духи, нас неоднократно просили создать «могол ураса» - это большой шатер из бересты, обладающий сакральным смыслом.

Более того, там два месяца в году по всему городу стоит морозный туман. Так как в целом по Якутску проект получается нейтральным, жители предлагают отразить северную идентичность, сделав лазерное шоу: мамонты идут по льду озера.

«Чего хочет Свободный»

Там, где все плохо и ничего нет, обсуждения проходят обычно легко, от горожан там исходит запрос: «Сделайте хоть что-нибудь, чтобы стало получше». Но есть и другие ситуации и площадки, вокруг которых ярко проявляются конфликты, так что приходится работать с сообществом, решая эти противоречия. Потому что лучше разобраться с конфликтом интересов на этапе обсуждения и проектирования, чем тогда, когда все будет сделано, и ничего уже не поменяешь.

Такое случается, когда реорганизуются парковочные пространства. Например, в Калининграде была ситуация, в которой мы часть неактивно использовавшейся улицы предлагали сделать по выходным пешеходной. В ходе обсуждения выяснилось, что там находится единственный на квартал удобный разворот. И мы искали решение, потому что ясно, что удобно должно быть всем, и нельзя сразу ломать привычные для многих решения и практики.

Помимо встреч и обсуждений у нас есть и онлайн инструменты: краудсорсинг на моногорода.рф. Отдельно сейчас для города Свободный в Амурской области делается проект «Чего хочет Свободный». Там мы провели онлайн-опрос, а потом еще организовали встречу с голосовавшими. В соответствии с полученными результатами сейчас разрабатывается мастер-план.

081707b109813ddb488451f8fe93b43311b727e5
Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

Больше зелени и собачьих площадок

В первую очередь горожане всегда просят сделать: ровные дороги, освещение, больше зелени и собачьих площадок. Установленные повсюду типовые красно-желтые детские площадки просят заменить на более современные и многофункциональные, которые выглядели бы как украшение района.

Работа с жителями – это всегда перелом шаблонов и у администрации, и у горожан, и у архитекторов, с которыми поначалу тоже бывает нелегко. Потому что они не привыкли, что жители могут просить скорректировать проект.

Правда, со временем архитекторы, с которыми мы работаем, прочувствовали всю ценность мнения горожан, и теперь постоянно консультируются с ними, закидывают вопросы в посвященные этому группы в WhatsApp или Facebook. Они поняли, что как только у нас возникает объединение горожан, экспертов и администрации, получается проект, который нравится практически всем.

Новая культура взаимодействия

Сейчас во многих городах объекты сданы. В Новосибирске, например, на открытие Михайловской набережной, несмотря на холодную сибирскую погоду, вышло пол-города. И уже по лицам было видно, что людям очень нравится то, что они получили.

Пожалуй, главный результат нашей работы – это новая культура взаимодействия горожан, экспертов и администрации. Где-то она уже развивалась, и мы ее лишь активизировали, где-то мы этот стык, этот алгоритм общения помогаем наладить впервые. Новые пространства в этих городах будут создаваться уже без нашего участия, но в соответствии с теми принципами, которые мы заложили. И следующим этапом местные власти уже без нашего участия начинают этот опыт тиражировать в более мелкие муниципальные образования на территории регионов.

Наладив диалог с жителями, мы видим, как на местах появляются защитники наших идей. Нашу работу начинают отстаивать люди, которые обычно в подобных случаях протестуют. И это очень приятно, видеть, как твои идеи начинают отстаивать «всем миром».

На наших глазах создается новая среда для людей, которые ориентируются на свой личный комфорт и впервые за последние 100 лет сами отвечают за то, чтобы сделать городские общественные пространства удобными и приемлемыми для себя и окружающих. Это они теперь берут на себя ответственность за то, как будет выглядеть их город.

По рубрике
«Страх прикосновения»
Урбанистика
22 апреля
«Мы предлагали восстановить эти каретные сараи»
Урбанистика
20 апреля
«Архитектура в эпоху машинизма»
Урбанистика
16 апреля
«Мы — рабы питания»
Урбанистика
12 апреля
Самое читаемое
«Так нарядно, что самому неловко»
Cегодня
Праздник в шатре в любую погоду!
Cегодня
«Страх прикосновения»
22 апреля
«Мы предлагали восстановить эти каретные сараи»
20 апреля